Results 1 to 5 of 5

Thread: Григорий Остер. Бабушка удава

  1. #1
    Moderator Lampada's Avatar
    Join Date
    Oct 2004
    Location
    СССР -> США
    Posts
    17,620
    Rep Power
    31

    Григорий Остер. Бабушка удава

    RussianDVD.com - Audio Stream -




    На свете много есть того,
    Про что не знают ничего,
    Ни взрослые, ни дети.
    И это вовсе не секрет,
    Когда секрета вовсе нет,
    Скучают все на свете.
    Но почему? Да потому, что!..
    Припев:
    Ужасно интересно
    Все то, что неизвестно!
    Ужасно неизвестно,
    Все то, что интересно!
    Решил свой рост узнать удав,
    И в этом он конечно прав,
    И это важно очень!
    Быть может, он длиннее всех,
    Во много раз длиннее всех,
    А может быть короче.
    Но почему? Да потому, что!..

    Припев.

    Вот голова, вот он хвост,
    А остальное - это рост,
    В удаве много роста.
    Но как измерить этот рост?
    Не знают голова и хвост.
    Узнать свой рост не просто.
    Но почему? Да потому, что!..

    Припев.
    Водой кончается земля,
    И есть начало у ручья,
    Весной начнется лето.
    А где начаться должен я?
    И где кончаться должен я?
    Не знаю я про это.
    Но почему, Да потому, что!.. Припев.

    _____________________________



    Глава XI
    Это я ползу
    Удав склонился над травой и что-то рассматривал. Мартышка очень осторожно, на цыпочках, подошла к удаву и тоже посмотрела. В траве что-то ползло.
    — Ползёт? — спросила мартышка шёпотом.
    — Ползёт, — вздохнул удав. — Ползёт. Ползёт.
    — А что это ползёт? — спросила мартышка.
    — Это я ползу! — сказал удав.
    — Ты? — удивилась мартышка. — А куда ты ползёшь?
    — Сюда. Сюда ползу, — проворчал удав, доставая из травы своё длинное-предлинное тело.
    Мартышка отошла немножко назад, чтобы посмотреть на удава со стороны. Ей было интересно. Она знала удава уже давным-давно, но ей не так уж часто приходилось видеть его всего целиком. Обычно, когда удав куда-нибудь полз или просто отдыхал, видно было в лучшем случае его большую часть, а остальное лежало где-нибудь в траве или за кустами.
    — Ой, удав! — восхитилась мартышка. — Какой ты!..
    — Какой? — заинтересовался удав. Он опустил хвост на землю и повернулся к мартышке. — Какой?
    — Длинный! — сказала мартышка.
    — Это я и сам знаю, — вздохнул разочарованный удав. — А какой длинный?
    — Очень длинный.
    — Очень? — Удав задумался. — Хм, очень… Нет. Очень — это не то!
    — А что — то? — спросила мартышка.
    Но удав не ответил. Он был очень занят. Собой. Удав внимательно смотрел, как его большое тело то сворачивается в кольца, то разворачивается так, что от головы до кончика хвоста пробегают быстрые волны. Сразу было видно, что удав очень волнуется.
    — Что это ты так волнуешься? — спросила мартышка.
    — Погоди, мартышка, не мешай! — откликнулся удав. — Я принимаю решение.
    — Принимаешь? — обрадовалась мартышка. — А ты его правильно принимаешь? — тут же встревожилась она. — Принимать можно по-разному, — затараторила мартышка. — Можно принимать через каждые два часа по чайной ложке, а можно принимать два раза в день перед едой. Ты как принимаешь?
    — Я уже принял! — сказал удав. — Я принял решение, я решил… измерить свой рост.
    — Аааа! — сказала мартышка. — А я думала… — И тут только до мартышки дошло, что сказал удав.
    — Измерить свой рост? — восхитилась мартышка. — Какое прекрасное, какое замечательное решение! — И от восхищения мартышка даже запела:
    Решил свой рост узнать удав!
    И в этом он, конечно, прав.
    Ведь это важно очень!
    Возможно, он длиннее всех!
    Во много раз длиннее всех!
    — Да! — вздохнул удав. — Это пока неизвестно!
    — Как же ты будешь его измерять, свой рост? — спросила мартышка. — Каким способом?
    — Честно говоря, — признался удав, — я не знаю ни одного способа. Все они, эти способы, мне неизвестны.
    — Значит, ты не знаешь, как измерить свой рост? — огорчилась мартышка. И от огорчения она даже запела:
    Вот голова, а вот он — хвост.
    А остальное — это рост!
    В удаве много роста.
    Но как измерить этот рост —
    Не знают голова и хвост.
    Узнать свой рост — не просто!
    — Очень сложно! — вздохнул опять удав.
    — А вот и нет! — вдруг закричала мартышка. — Я знаю, как измерить твой рост!
    — Как? — быстро спросил удав.
    — Очень просто! — сказала мартышка. — Надо сложиться пополам! Складывайся!
    Удав сложился пополам и положил свою голову рядом с хвостом.
    — Так! — сказала мартышка, — Складывайся ещё раз.
    Удав сложился вчетверо. Мартышка обошла вокруг удава и задумалась.
    — Ну? — спросил удав с нетерпением.
    — Сейчас! — сказала мартышка. — Вот голова, а вот он хвост! Всё ясно!
    — Что ясно? — спросил удав.
    — Всё! — сказала мартышка. — Всё ясно! Твой рост будет две твоих половины или четыре половины половин.
    — Две половины… четыре… половины… — попытался разобраться удав, но так и не разобрался. — Нет, — сказал он в конце концов. — Так не получится!
    — Почему не получится? — удивилась мартышка.
    — Потому что меня половинами мерить нельзя!
    — Почему нельзя!
    — Потому что я целый!
    — Ну, тогда я не знаю как, — обиделась мартышка.
    Она отвернулась от удава и увидела слонёнка.
    — Что тут у вас случилось? — спросил слонёнок. — Чем это вы тут занимаетесь?
    — Меня меряем! — объяснил удав. — Только мы не знаем как!
    — Когда не знаешь как — задумчиво сказал слонёнок, — нужно у кого-нибудь спросить.
    Мартышка очень внимательно посмотрела на слонёнка и предложила:
    — Давай у тебя спросим.
    — У меня? — смутился слонёнок. — У меня лучше не надо. Давайте лучше спросим у попугая.
    — Давайте! — вдруг закричал попугай, откуда ни возьмись появляясь перед друзьями. — Давайте спросим у меня! Спрашивайте!
    — Как меня измерить? — спросил удав.
    — Ну… — сказал попугай. — Рост удавов в большинстве случаев, как правило, измеряется… э… с хвоста. Это у тебя что?
    — Это у него голова! — объяснила мартышка.
    — Голова нам не нужна! — отмахнулся попугай. — Давай сюда хвост!
    Удав протянул попугаю хвост.
    — А теперь, — сказал попугай удаву, — хвост оставь тут, а сам ползи, ползи, пока не вытянешься во всю длину.
    Удав пополз в заросли, а перед попугаем остался его хвост. Попугай очень долго на этот хвост смотрел.
    Слонёнок и мартышка боялись помешать попугаю. Поэтому они вели себя очень тихо. Они стояли рядышком и тоже смотрели на хвост. Потом это им надоело.
    — Как ты думаешь, — спросил слонёнок мартышку, — он его уже меряет?
    — Ты его уже меряешь? — спросила мартышка попугая.
    — Э… э… э… — сказал попугай. — Дело в том, что обычно удавы измеряются с хвоста. А наш удав измеряется наоборот. С головы. Это у него хвост, да?
    — Да! — сказала мартышка. — Это у него хвост. А голова там! — и мартышка махнула рукой в сторону зарослей.
    — Зовите голову! — велел попугай.
    — Бесполезно! — сказала мартышка. — Голова нас не услышит. Она теперь далеко. Удав, он знаешь какой длинный!
    — Сейчас я за ней сбегаю, — предложил слонёнок.
    — Не стоит! — сказал попугай. — Далеко ходить. Лучше давайте дёрнем его за хвост, а голова сама приползёт.
    Слонёнок, мартышка и попугай схватились за хвост удава, и все разом этот хвост дёрнули. Немножко подождали и дёрнули ещё раз. Потом ещё немножко и опять дёрнули. Голова удава не ползла.
    — Что же она не ползёт? — спросил слонёнок.
    — А вдруг… А вдруг… — зажмурилась мартышка от страха. — А вдруг!..
    — Что «а вдруг»? — спросил слонёнок.
    — А вдруг он порвался? — закричала мартышка.
    — Кто?
    — Удав! Мы его тут дёргаем, а он там порвался!
    — Ой! — сказал слонёнок.
    — Точно! — воскликнул попугай. — Ну конечно! Мы его дёргаем, а он порвался — и голова про свой хвост ничего не знает! Надо проверить!
    Мартышка, ни слова не говоря, бросилась в заросли и помчалась вдоль удава.
    Слонёнок и попугай кинулись за ней.
    — Тут он целый. И тут тоже, — говорили они друг другу. — И там. И здесь. И вот тут тоже целый.
    — Вот! — закричала мартышка. — Смотрите! Это место совсем непрочное!
    Слонёнок и мартышка схватились за удава и стали его тянуть в разные стороны.
    — Нет, — сказал попугай. — Это место прочное, наверное, он в другом месте порвался. Пошли дальше.
    А голова удава лежала в кустах и прислушивалась к своим ощущениям. Ощущения были странные. Вернее, сначала никаких ощущений не было.
    «Когда же они начнут меня измерять? — думал удав с нетерпением. — Что же они всё не измеряют и не измеряют?»
    Наконец удав почувствовал, что его дёргают за хвост.
    «Ага! — подумал удав. — Начали измерять!»
    Потом удав с удовольствием убедился, что его дёргают за хвост всё сильней и сильней.
    «Стараются!» — подумал удав.
    Вскоре удав заметил, что его дёргают уже не за хвост, а немножко ближе к голове.
    «Хвост уже измерили! — подумал удав. — Дальше двинулись. Ну-ну!»
    И тут удав стал чувствовать, что его начинают тянуть в разные стороны.
    — Ого! — приподнял голову удав. — Здорово они за дело принялись!
    Пока удава тянули, дёргали, толкали и щипали в разных местах, он терпел, но когда удав обнаружил, что его стали щекотать, он не выдержал.
    — Хи-хи! — сказал он сам себе. — Ой! Ха-ха! Хи-хи— хи! Хо-хо-хо! Хо-хо-хо! Ничего себе! Охо-хо! Кажется, они немножко увлеклись! Ой! Ой! Ойё-ёй!
    Щекотки удав боялся ужасно. С детства. Поэтому он поскорей повернулся и пополз навстречу мартышке, слонёнку и попугаю.
    А слонёнок, мартышка и попугай искали и всё никак не могли найти, где же удав порвался. Они дошли уже почти до самой середины, когда из зарослей появилась голова удава.
    — Хи-хи! — сказала голова. — Чего это вы щекочетесь?
    — Мы не щекочемся, мы проверяем! — отмахнулась мартышка.
    — Что проверяете? — удивился удав.
    — Тебя, — сказал попугай. — Вдруг ты порвался?!
    — Я? Порвался? Где?! — ужаснулся удав.
    — Посередине, — вздохнул слонёнок.
    Удав так быстро кинулся к своему хвосту, что немножко сбил с ног попугая.
    — Там мы уже проверили! — крикнул ему вслед попугай.
    Удав кинулся в другую сторону. Он внимательно осмотрел себя до самой шеи и только тогда вздохнул с облегчением:
    — Фу! Целый!
    — Целый! — обрадовалась мартышка. Слонёнок и попугай тоже очень обрадовались.
    Когда все немного успокоились, удав напомнил, что он совсем не просил, чтоб его проверяли, он просил, чтоб его меряли.
    — Сейчас! — сказал попугай. — Уже начинаю. Сейчас, удав, я измерю твой рост в попугаях.
    — В попугаях? — хором удивились слонёнок и мартышка.
    — Как это? — растерялся удав.
    — А так, — сказал попугай. — Сколько попугаев в тебе поместится, такой у тебя и рост!
    — Ого! — ужаснулась мартышка. — Сколько поместится!!!
    — Очень надо! — обиделся удав. — Я не стану глотать столько попугаев.
    — Зачем же глотать! Во-первых, глотать никого не надо, а во-вторых, и одного попугая хватит. Меня.
    — Ну, — недоверчиво сказал удав, — если глотать не надо, тогда меряй в попугаях!
    Попугай шагнул и наступил удаву на хвост.
    — Ой! — тихонько сказал удав.
    Но попугай ещё раз шагнул и пошёл по удаву от хвоста к голове.
    Попугай шёл и считал шаги. Он говорил:
    Раз! Два! Левой! Правой!
    Дважды два! Очень просто
    Измеряются удавы —
    Пятью пять — Любого роста!
    Дойдя до головы, попугай спрыгнул на землю и сообщил удаву:
    — Твой рост будет ровно тридцать восемь попугаев! Вот какой у тебя рост!
    — Ух ты! — восхитился удав. — Тридцать восемь!
    — А чем ещё можно мерить рост? — спросила попугая мартышка.
    — Всем! — сказал попугай.
    — И мартышками можно?
    — Можно!
    Мартышка подскочила к удаву и стала по нему кувыркаться.
    — Раз, два! — кричала мартышка, кувыркаясь. — Левой, правой! Дважды… — И тут мартышка, которая начала кувыркаться с головы, докувыркалась до хвоста.
    — Всё! — разочарованно сказала мартышка. — Он уже весь кончился!
    — Пять мартышек! — объявил попугай.
    — А теперь… давайте слонёнками! — предложил слонёнок.
    Слонёнок стал возле хвоста удава, шагнул и сказал: «Раз!». Потом он ещё шагнул и сказал: «Два». И когда он сказал: «Два», он уже оказался возле головы удава.
    — Два! — вздохнул слонёнок. — Только два…
    — Два слонёнка! — объявил попугай.
    — Ура! — прошептал счастливый удав. — Ура!!! — закричал он изо всех сил. — Ура!!! Прекрасно! Просто здорово! Спасибо! Спасибо вам, друзья! Тебе, попугай! Тебе, мартышка! И тебе, слонёнок! Ну как бы я измерил свой рост, если бы не вы?!
    — Тебе бы просто ну совсем нечем было бы его измерить, твой рост! — сказал попугай.
    — А теперь, — сказал удав, — теперь я знаю, что мой рост…
    — Два слонёнка! — сказал слонёнок.
    — Пять мартышек! — сказала мартышка.
    — Тридцать восемь попугаев! — сказал попугай.
    — Эге! — вдруг задумался удав. — А в попугаях-то я гораздо длиннее.
    — Ещё бы! — подтвердил попугай.
    — Теперь, — воскликнул удав, — когда приедет моя бабушка и скажет: Ну, внучек, ты, кажется, вырос!» — я ей отвечу: «Да, бабушка, я вырос». И я скажу ей свой рост в попугаях!
    — Погоди, — удивилась мартышка, — ты про какую бабушку говоришь?
    — Про мою! — сказал удав.
    — Твоя бабушка приедет к нам сюда, в Африку? — спросил попугай.
    — Приедет!
    — А когда она приедет? — спросил слонёнок.
    — Уже очень скоро! — сказал удав.

  2. #2
    Moderator Lampada's Avatar
    Join Date
    Oct 2004
    Location
    СССР -> США
    Posts
    17,620
    Rep Power
    31
    RussianDVD.com - Audio Stream -



    Бабушка удава
    Удав вполз на пальму. Он обвился вокруг ствола, поднял голову над верхушкой и вглядывался в даль. Он ждал свою бабушку. Мартышка тоже сидела на пальме, рядом с удавом, и тоже вглядывалась. В ту же самую даль. Она тоже ждала бабушку удава, которая где-то там уже ехала к своему внуку.
    А внизу, под пальмой, попугай учил слонёнка, как нужно разговаривать с бабушками. Попугай говорил:
    — …И ты скажешь: «Здравствуйте, дорогая бабушка удава! Ваш внук — наш друг. Мы рады, что вы приехали к нему!»
    — Мы рады, что ты приехала к нему, — повторил слонёнок.
    — Не ты, а вы. К бабушкам нужно обращаться на «вы»!
    — Так она будет не одна? — удивился слонёнок. — К удаву приедет много бабушек?
    — Приедет одна бабушка, — сказал попугай.
    — Зачем же тогда обращаться к ней на «вы», как будто её много?
    — Потому что она взрослая, — объяснил попугай. — К взрослой бабушке всегда обращаются на «вы». Даже если взрослая бабушка одна, её всё равно много. Взрослая — она большая.
    Слонёнок вздохнул и посмотрел наверх. А наверху мартышка спрашивала удава:
    — А твоя бабушка какая?
    — Она такая… такая… — сказал удав, вглядываясь в даль, — очень хвостливая!
    — Хвастается? — удивилась мартышка.
    — Нет! — обиделся удав. — Ничего она не хвастается. Просто у неё хвост длинный.
    — Как у тебя?
    — Длиннее. И от этого она очень хвостливая.
    А внизу попугай велел слонёнку учить наизусть слова, которые он скажет бабушке, когда она приедет, а там взлетел на верхушку пальмы к удаву и мартышке.
    — Ждёте? — спросил их попугай.
    — Ждём! — сказала мартышка.
    — Вы неправильно ждёте! — заявил попугай. — Вы ждёте в одну сторону, а надо в разные. Ты, удав, жди туда! — попугай повернул голову удава направо. — А ты, мартышка, жди сюда! — попугай повернул мартышку налево. — А я сам буду ждать прямо! Вот! Теперь мы ждём правильно и, наверно, скоро дождёмся.
    — Непонятно! — сказал удав. — Зачем ждать в три стороны? Ко мне приезжает одна бабушка, а не три.
    — Правильно! — обрадовалась мартышка. — Тебе одна, а две остальные мне и попугаю! По бабушке.
    — А мне? — закричал снизу слонёнок.
    — Не отвлекайся! — крикнул ему попугай. — Учи слова!
    — Здравствуйте, дорогая… Здравствуйте, дорогая… дорогая… — забормотал слонёнок.
    И вдруг слонёнок увидел бабушку. Бабушку удава. Она появилась с четвёртой стороны. С той самой, с которой ни удав, ни мартышка, ни попугай её не ждали.
    — Бабушка! — ахнул слонёнок и начал говорить слова, которые он выучил. — Здравствуйте, дорогая…
    Но тут на слонёнка свалились сверху сначала удав, а потом мартышка и попугай.
    — Бабушка приехала! — кричал удав. — Ура!!!
    Попугай тоже кричал что-то радостное. И мартышка тоже кричала. Правда, она кричала не что-то, она кричала вообще!
    — Одну минуточку, — сказала бабушка удава, оглядываясь назад. — Я ещё не совсем приехала, я ожидаю прибытия своего хвоста с минуты на минуту.
    Бабушка удава оказалась действительно очень большая и ужасно хвостливая. Голова её уже давно была тут, а сама бабушка всё прибывала и прибывала. Наконец показался хвост.
    — Вот и он! — сказала бабушка, встречая свой хвост. — Теперь можно здороваться!
    И бабушка удава нежно поцеловала своего внука в лоб, а в это время её хвост гладил по головам слонёнка, мартышку и попугая.
    — Здравствуйте! Здравствуйте! — говорила бабушка всем вместе. — Здравствуй! Здравствуй! — говорила она каждому в отдельности.
    Вдруг бабушка отодвинулась в сторону и посмотрела на своего внука и его друзей со стороны. И воскликнула:
    — Что я вижу??!!
    — Меня, бабушка! — закричал удав.
    — И меня! — крикнула мартышка, подпрыгивая, чтобы стать заметней.
    — И ещё попугая и слонёнка! — робко добавил слонёнок.
    — Нас! — подтвердил попугай.
    — Вас я прекрасно вижу! — сказала бабушка. — Но кроме того, я вижу, что вы гуляете тут одни, без присмотра!
    — Без чего мы гуляем? — испугался попугай. Он нагнулся, посмотрел на свои тоненькие ножки, а потом на всякий случай отошёл в сторону и спрятался за слонёнка.
    — Вы гуляете, — повторила бабушка, — без присмотра! Но теперь всё будет иначе! Раньше вы гуляли как?
    — Как? — спросил удав и посмотрел на мартышку и слонёнка.
    — Раньше вы гуляли сами по себе! — объяснила бабушка. — А теперь, когда к вам приехала я, вы будете гулять…
    — По бабушке! — догадалась мартышка. — Теперь мы будем гулять по бабушке! — в восторге закричала мартышка и прыгнула на бабушку. И побежала по ней.
    Но бабушка поймала мартышку хвостом, осторожно сняла её с себя и поставила на землю.
    — Теперь вы будете гулять и играть с присмотром! — сказала она.
    — А как это? — удивился слонёнок.
    — Очень просто, — объяснил попугай, выглядывая из-за слонёнка. — Мы будем играть, а бабушка будет смотреть. На нас.
    — Хорошо ли это? — задумался слонёнок. — Мы будем всё время играть, а бабушка только смотреть. Ей же станет скучно!
    — Можно смотреть по очереди! — предложил удав.
    — Нет-нет, спасибо! — сказала растроганная бабушка. — Вы уж играйте, а я присмотрю.
    — А во что можно играть с присмотром? — спросила мартышка.
    — Ребята, — сказала бабушка. — Во всё! С присмотром можно играть во что хочешь!
    — Давайте играть с присмотром! — обрадовался слонёнок.
    — Есть много увлекательных спортивных игр, — сказала бабушка.
    — Я знаю одну очень спортивную игру! — закричала мартышка. — Перетягивание удава!
    Тут мартышка схватила удава за хвост, а слонёнок схватил его за голову. И они стали тянуть удава в разные стороны. А попугай бегал от мартышки к слонёнку и смотрел, кто перетягивает.
    Сначала побеждала мартышка, но слонёнок дёрнул изо всех сил и сразу перетянул на свою сторону всего удава. И мартышку тоже. А мартышка по дороге захватила попугая, так что слонёнок и его перетянул. Все попадали друг на друга и оказались в одной куче.
    — Знаете что, — предложила бабушка, — в эту спортивную игру мы поиграем в следующий раз, а сейчас я займусь вашим воспитанием.
    — Простите, но мы сегодня уже завтракали, — сказал попугай.
    — Знаете, — сказал слонёнок, — мы вообще очень хорошо питаемся.
    — Особенно я! — сказал удав.
    — Я говорю не о питании, а о воспитании! — объяснила бабушка.
    — А воспитание, это что? — спросила мартышка.
    — Это много чего, — сказала бабушка. — В двух словах не скажешь. Ну, вот ты, мартышка. Если я сейчас сорву и дам тебе банан, что ты сделаешь?
    — Спелый банан? — уточнила мартышка.
    — Очень спелый, — кивнула бабушка.
    — Съем! — сказала мартышка.
    Бабушка неодобрительно покачала головой.
    — Сначала скажу «спасибо», — поправилась мартышка. — А потом съем!
    — Ну что ж, ты поступишь, как вежливая мартышка! — сказала бабушка. — Но вежливость — это ещё не всё воспитание! Хорошо воспитанная мартышка сначала предложит банан товарищу!
    — А вдруг он его возьмёт?! — испугалась мартышка.
    — Действительно, бабушка, — поддержал мартышку удав. — Он же его может взять!
    — Непременно возьмёт! — решил попугай. Слонёнок ничего не сказал, но он про себя тоже подумал, что если предложить банан товарищу, то никакой товарищ от банана не откажется. Если, конечно, он умный, этот товарищ.
    — Нет! Воспитанной быть не интересно! — сказала мартышка.
    — А ты попробуй! — Бабушка сорвала спелый и сочный банан и протянула его мартышке: — Попробуй!
    — Что пробовать? — спросила мартышка. — Банан? Или быть воспитанной?
    Бабушка ничего не ответила. Мартышка посмотрела на банан, потом на бабушку. Потом опять на банан. Банан был очень спелый и удивительно вкусный на вид.
    — Большое спасибо! — сказала мартышка бабушке и уже открыла рот, чтобы съесть банан, но вдруг заметила, что на неё очень внимательно смотрит слонёнок. Вернее, не на неё, а на её банан. Мартышка смутилась. — Ты ведь не очень любишь бананы? — спросила она слонёнка. — Ты ведь, наверно, их почти совсем не любишь, правда?
    — Нет, почему же? — возразил слонёнок. — Я их довольно сильно люблю.
    — Да? — сказала мартышка упавшим голосом. — Ну, тогда — на!
    И мартышка отдала слонёнку свой банан. Слонёнок сказал спасибо и стал очищать банан от кожуры.
    Попугай подошёл к слонёнку и стал смотреть, как слонёнок это делает. Слонёнок вздохнул и положил перед попугаем очищенный банан.
    — Бери! Это тебе! — сказал слонёнок. Попугай поблагодарил слонёнка, взял банан и понёс его удаву.
    — Удав! — сказал попугай. — Прими от меня этот прекрасный спелый банан!
    — Я принимаю его от тебя с глубокой благодарностью! — сказал удав, взял банан и протянул его мартышке.
    Сначала мартышка очень удивилась, а потом ещё сильней обрадовалась. Она подпрыгнула и закричала:
    — Я поняла! Поняла! Воспитанной быть очень интересно! Просто замечательно! Ты что-нибудь кому-нибудь предложишь, тебе кто-нибудь что-нибудь предложит! Красота!
    — Хм! — сказала бабушка. — Когда я говорила о воспитании, я не совсем это имела в виду. Но в общем ты, мартышка, права. Если никому ничего ни для кого не жалко — это действительно красота. — И бабушка ещё раз сказала: — Хм! — Это «Хм!» она сказала не мартышке, и не слонёнку, и не попугаю, и даже не своему внуку удаву. Это «Хм!» она сказала сама себе.
    …А тебе, уважаемый Ребёнок, я должен сообщить, что наша книжка уже очень скоро кончится. Потому что ты дочитал её почти до самого конца.
    Вот сейчас удав скажет бабушке свой рост, сначала в попугаях, а потом в мартышках и слонёнках, и нам с тобой придётся попрощаться с ними всеми.
    Мы с тобой перевернём последнюю страницу, а они останутся в своей Африке, будут играть в разные игры и петь песенки. Например, вот эту:
    На свете много есть того,
    Про что не знают ничего
    Ни взрослые, ни дети!
    И это вовсе не секрет,
    Когда секрета вовсе нет,
    Скучают все на свете!
    А почему? Да потому, что
    Ужасно интересно
    Всё то, что неизвестно!
    Ужасно неизвестно
    Всё то, что интересно!
    Ну, вот мы и расстались с мартышкой, слонёнком, попугаем, удавом и его бабушкой. А теперь давайте прощаться друг с другом.
    Пора, пора нам с тобой попрощаться. Ведь нельзя же мне всё время писать, а тебе всё время читать одну и ту же книжку. От этого можно так соскучиться, что, того и гляди, заболеем. Так что — до свиданья, уважаемый Ребёнок! Встретимся в какой-нибудь другой книжке. А на прощание позволь мне передать тебе большой и горячий привет. От себя.

  3. #3
    Moderator Lampada's Avatar
    Join Date
    Oct 2004
    Location
    СССР -> США
    Posts
    17,620
    Rep Power
    31
    RussianDVD.com - Audio Stream -


    Куда идёт слонёнок
    После обеда в Африке было очень жарко. Мартышка совсем одна сидела под деревом и никак не могла решить, куда ей пойти. И с кем пойти.
    И вдруг мартышка заметила попугая. Попугай бодрым шагом куда-то шёл.
    «Ага! — подумала мартышка. — Попугай куда-то идёт. Вот с ним я и пойду».
    «Интересно, куда это мы идём?» — подумала мартышка, уже шагая рядом с попугаем.
    — Слушай, попугай, — спросила она, — а мы с тобой правильно идём?
    — Нда, да… — рассеянно откликнулся попугай, которому не хотелось прерывать свои размышления. Ведь на самом-то деле попугай вообще никуда не шел. Просто он размышлял о том о сём и поэтому ходил по полянке туда-сюда.
    Но мартышка этого не знала, поэтому, когда попугай в очередной раз дошёл туда и повернул сюда, она решила: «Ну вот, теперь совершенно ясно, что мы окончательно заблудились!»
    — Попугай! — закричала мартышка. — Куда мы идём? Туда?
    — Да, да… — пробормотал попугай, — туда. — И повернул в обратную сторону.
    — А теперь куда? — удивилась мартышка. — Теперь сюда? А что у нас тут?
    — Где? — попугай остановился и посмотрел на мартышку.
    — Тут! — сказала мартышка, показывая вперёд. — Что у нас тут?
    — Ничего! — пожал плечами попугай.
    — А там у нас что? — спросила мартышка, показывая назад.
    — Тоже ничего.
    — Так чего же мы туда идём? — возмутилась мартышка.
    Попугай оглянулся назад, потом посмотрел на мартышку, сказал:
    — А мы туда не идём.
    — А куда мы идём? — закричала мартышка. — Куда?
    — Слушай, мартышка, — сказал попугай, — тебе не кажется, что ты мне мешаешь?
    — Нет, не кажется. Так куда идём?
    Попугай понял, что мартышка уже не даст ему спокойно ходить туда-сюда и размышлять про себя. Тогда он решил размышлять вслух.
    — Вот именно! — воскликнул попугай. — Куда? Возьмём, например, слонёнка!
    — Возьмём! — обрадовалась мартышка и закричала: — Слонёнок! Эй! Слонёнок!
    — Чего? — высунулся из зарослей слонёнок, который гулял неподалёку.
    — Иди сюда, ты будешь Например! — сообщила ему мартышка.
    — Ладно, — согласился слонёнок. — А что надо делать?
    — Например, идёт слонёнок, — сказал попугай.
    — Иди! — велела мартышка слонёнку.
    Слонёнок пошёл. Попугай и мартышка пошли рядом. Некоторое время все трое шли молча. Потом попугай спросил:
    — А куда он идёт?
    — Ты куда идёшь? — спросила слонёнка мартышка.
    — Не знаю, — сказал слонёнок.
    — Вот! Пожалуйста! — воскликнул попугай. — Он идёт, а куда идёт — не знает. А почему?
    — Почему? — подхватила мартышка.
    — Ну, вы же сами сказали — иди! И я пошёл! — вздохнул слонёнок.
    — А куда он пошёл? Есть ли у него цель? — воскликнул попугай.
    — Нет! — уверенно ответил слонёнок. — Её у меня нет. Хобот есть. И уши. И ещё хвост…
    — Я не про то! — сказал попугай. — Когда слонёнок идёт, он должен знать, что у него впереди!
    — А я знаю, — сказал слонёнок.
    — Что?
    — Хобот.
    — Я не про то, не про то, не про то! — закричал попугай. — Я вот про что: когда слонёнок идёт, он должен идти к чему-нибудь. Он должен к этому чему-нибудь стремиться! Ну, например, вон к тому кактусу.
    Слонёнок внимательно посмотрел на кактус, про который говорил попугай.
    — Не буду я к нему стремиться, — обиженно сказал слонёнок, — он колючий.
    — Неважно! — воскликнул попугай. — Допустим, он не колючий!
    — Нет, не допустим! — сказал слонёнок. — Он колючий.
    Мартышка быстренько сбегала к кактусу, потрогала его и вернулась обратно.
    — Попугай, — сказала мартышка, — этот кактус действительно очень колючий.
    — А я и не говорю, что он не колючий, я говорю: давайте допустим, что он не колючий! — закричал попугай.
    — Такие колючие кактусы, — сказал слонёнок, — в неколючие не допускаются! И вообще, я так не играю! Я пошёл!
    — А к чему ты будешь стремиться? — спросил попугай.
    — Ник чему. Пойду, и всё! Просто так.
    — Ну что ж, — вздохнул попугай. — Мартышка, попрощайся со слонёнком и обними его в последний раз!
    — Почему, почему, почему в последний раз?! — заволновалась мартышка.
    — Он был хорошим другом, наш слонёнок! — сказал попугай. — Нам будет его недоставать. Мы будем часто вспоминать о нём. Жаль, что мы его больше никогда не увидим.
    — Почему жаль? Почему не увидим? — закричала мартышка. — Почему ты говоришь: он был?.. Он есть. Вот он!
    — Да! — сказал попугай. — Но уже не долго!
    — Ты чего, попугай? — растерялся слонёнок. — Что не долго?
    — Нам на тебя смотреть!
    — Почему? — потребовала объяснений мартышка.
    — Потому что он собирается идти и ни к чему не устремляется.
    — Ну и что?
    — А то! — вздохнул попугай. — Это ужасно! Это даже страшно себе представить! Если слонёнок идёт и ни к чему не стремится, он же будет идти, идти, идти, идти, идти, идти…
    — Он же так совсем уйдёт?! — ужаснулась мартышка.
    — Как? — не понял слонёнок.
    — А так! — объяснил попугай. — Уйдёшь насовсем! И никогда не вернёшься!
    Слонёнок перепугался.
    — Я тогда лучше никуда не пойду! — сказал он и как можно твёрже упёрся в землю всеми четырьмя ногами.
    — Правильно! Не ходи! — обрадовалась мартышка. Потом она посмотрела на попугая и спросила: — И теперь он будет всегда тут стоять?
    — Придётся! — решил попугай.
    — Ничего, — сказала слонёнку мартышка. — Не расстраивайся. Я буду приносить тебе вкусную траву и даже иногда бананы. И мы все будем часто навешать тебя.
    — Я очень часто не смогу, — сказал попугай, — я смогу только по праздникам.
    — Так я тоже не хочу! — взмолился слонёнок. — Я не хочу всегда тут стоять! Давайте, я тогда лучше больше не буду Например. Пусть теперь удав будет Например!
    — Хорошо! — согласился попугай. — Пусть будет удав.
    — Кем, кем я буду? — вдруг поднялась из соседних кустов голова удава.
    — Удав! — торжественно заявил попугай. — Мы хотим взять тебя Например!
    — Вы думаете, я достоин? — смутился удав. — Но ведь я не такой уж хороший. Пусть лучше слонёнок будет.
    — Он уже был! — сказала мартышка. — И теперь ему придётся всегда тут стоять.
    — Почему? — удивился удав.
    — Потому что он не знает, куда идёт, — стала объяснять мартышка, — а если он идёт и не знает куда, то он пойдёт, пойдёт, пойдёт… — И мартышка от ужаса зажмурила глаза. — А дальше мне страшно!
    — Почему страшно?
    — Потому что это страшно себе представить! — воскликнул попугай.
    — Что страшно представить?
    — Как я иду! — объяснил слонёнок.
    — А вот я сейчас возьму, — решительно сказал удав, — и представлю себе, как ты идёшь.
    — Ой! Лучше не надо! — испугался слонёнок.
    Но удав уже начал себе представлять. Он опёрся головой на хвост, закрыл глаза и забормотал:
    — Вот слонёнок идёт, идёт, он идёт…
    — Страшно? — спросила мартышка.
    — Пока нет! — приоткрыл глаза удав.
    — Сейчас станет страшно, — пообещал попугай.
    — Мгм, мгм… — бормотал удав. — Вот я представляю себе, как слонёнок идёт. Он не знает, куда идёт, он идёт просто так. Идёт, идёт, идёт… Но он… он не просто идёт. Он гуляет. Вот! И совсем не страшно!
    — Гуляет? — удивился попугай.
    — Гуляет! — обрадовалась мартышка.
    — Гуляю! — попробовал на вкус это слово слонёнок. — Ой! — сказал он восхищённо. — Вот куда я иду! Я гуляю!
    — Гуляешь! — подтвердил удав.
    И счастливый слонёнок сошёл с места, на котором ему уже не надо было всегда стоять.
    — А давайте, — закричала мартышка, — давайте все пойдём гулять!
    И все согласились. И сейчас же, немедленно, отправились гулять. И гуляли до самого вечера.

  4. #4
    Moderator Lampada's Avatar
    Join Date
    Oct 2004
    Location
    СССР -> США
    Posts
    17,620
    Rep Power
    31
    RussianDVD.com - Audio Stream -


    Как лечить удава
    Удав лежал на большом плоском камне. Под голову он подложил хвост, а глаза его были закрыты.
    — Аааа! Вот он ты! — крикнула мартышка, подбегая к удаву. — Лежишь? Отдыхаешь? Устал, да? А что ты делал? А что-нибудь вкусное у тебя есть? Нет? А что у тебя есть?
    — У меня есть мысль! — сказал удав, открывая глаза. — Мысль. И я её думаю.
    — Какая мысль? — спросила мартышка.
    — Так сразу не скажешь, — вздохнул удав. — Это такая мысль… очень длинная… и про меня, и про тебя, мартышка, и про слонёнка и попугая. Про всех нас.
    — Ух ты! — подпрыгнула мартышка. — Ох, какая хорошая мысль. А можно я её тоже немножко подумаю?
    — Думай, — разрешил удав.
    Мартышка села рядом с удавом на корточки и стал а думать. Но оказалось, что на корточках думать неудобно. Тогда она встала во весь рост. Но так ей тоже не очень думалось. Мартышка быстро залезла на ближайшее дерево и немножко повисела вниз головой.
    — Нет, — сказала она сама себе, — вниз головой тоже плохо. Всё перекувыркивается.
    Мартышка слезла на землю и немножко попрыгала, чтобы поставить на место всё то, что перекувыркнулось, когда она висела вниз головой.
    — Мартышка, — сказал удав, — что ты всё время вертишься? Ты не вертись. Ты думай.
    — Я уже подумала, — сказала мартышка.
    — А ты ещё подумай, — предложил удав.
    — Я, — сказала мартышка, — про одно и то же не умею думать два раза! И тебе не советую. Всё время думать одну и ту же мысль нельзя! Это очень вредно! От этого можно соскучиться и заболеть.
    — Про что же мне думать? — вздохнул удав.
    — Думай… Думай про кукаляку! — сказала мартышка.
    — Как же я буду про неё думать, — сказал удав, — если я даже не знаю, что это такое — кукаляка?
    — Кукаляка — это такой ящичек, в котором лежит мукука, — объяснила мартышка.
    — Что лежит? — не понял удав.
    — Мукука!
    — А мукука — это что?
    — Мукука — это такая коробочка, в которой лежит бисяка!
    — А что такое бисяка?
    — Бисяка — это такой пакетик, в котором лежит хрюря!
    — Что ты такое говоришь, мартышка? — возмутился удав. — Какая ещё хрюря?
    — Пампукская хрюря! — сказала мартышка. — Пампукская!
    — Никаких пампукских хрюрь я никогда не видел! — закричал удав.
    — Мало ли чего ты не видел! — сказала мартышка. — Ты его не видел, а оно есть.
    — Где? — спросил удав.
    — В разных местах, — сказала мартышка. — А пампукская хрюря — это такой сундучок, в котором лежит мамурик.
    — Погоди, мартышка! — взмолился удав. — Погоди! Кто его туда положил? Этот сундучок. В этого мамурика.
    — Не сундучок в мамурика, — поправила мартышка, — а мамурика в сундучок. И никто его туда не клал. Он там и так лежал.
    — Кто? Где? — закричал удав. — Зачем он там лежал?
    — Ты про кого спрашиваешь? — осведомилась мартышка. — Про сундучок или про мамурика?
    — Про них! — сказал удав. — Про обоих. Зачем они там лежали?
    — Там они не лежали, — сказала мартышка. — Они лежали в другом месте. Неподалёку.
    — Мартышка! — закричал удав. — Сейчас же перестань! Я уже ничего не понимаю!
    — И понимать нечего! — сказала мартышка. — Всё очень просто.
    — Говори сию минуту, — потребовал удав. — Что там внутри всех этих ящиков, коробок, пакетов, чемоданов, кульков и сундуков?
    — Не знаю! — сказала мартышка.
    — А кто знает? — спросил удав.
    — На свете есть много такого, — сказала мартышка, — про что никто ничего совсем-совсем не знает!
    — Если про это никто ничего не знает, — сказал удав, — то я про это и думать не буду!
    — Значит, ты опять будешь думать свою длинную мысль? — спросила мартышка.
    — Да! Буду! — сказал удав.
    — Это очень опасно, — закричала мартышка, — всё время про одно и то же думать! Ты заболеешь!
    — От твоих пампукских хрюрь ещё быстрей заболеешь! — проворчал удав, свернулся в клубок и опять положил хвост под подбородок.
    — Ну, удав, ну, пожалуйста! — попросила мартышка. — Не думай свою мысль. Думай другую.
    — Не хочу! — сказал удав и переложил голову подальше от мартышки. Но мартышка снова пришла к голове.
    — Хочешь, я тебе песню спою? — предложила она.
    — Спасибо, — сказал удав, — не стоит.
    — Ну, тогда я тебе что-нибудь расскажу, — пообещала мартышка, — я тебе расскажу случай из жизни.
    — Не надо! — сказал удав. — Я и так знаю все случаи из твоей жизни.
    — А я не из своей, — сказала мартышка. — Я тебе расскажу случай из чужой жизни. Из жизни слонёнка. Это очень интересный случай. Кстати, этот случай не только из жизни слонёнка, он ещё и из жизни попугая. Потому что они в этом случае встретились. Вот послушай…
    Но удав не стал слушать мартышку.
    — Ты опять её думаешь, свою мысль? — закричала мартышка. — Сейчас ты заболеешь! — предупредила она.
    — Ох! — вздохнул удав.
    — Вздыхаешь?! — испугалась мартышка. — Ты уже начал заболевать. Ты, наверно, уже себя плохо чувствуешь? Да?
    — Мгм! — пробормотал удав.
    — Всё! — крикнула мартышка. — Ты заболел!!!
    — Мгм!
    — Ну вот! — всплеснула руками мартышка. — Я же говорила! Теперь тебе вообще ни о чём думать нельзя! Слышишь? — мартышка затормошила удава. — Или ты уже ничего не слышишь?!
    — Слышу, слышу, — сказал удав.
    — Где у тебя болит?
    — Болит, болит… — откликнулся удав, который не только не слушал, что говорит мартышка, но даже не понимал, что он сам ей отвечает.
    — Удав! — сказала мартышка. — Тебя ещё можно спасти! Ты только не волнуйся. Лежи и ни о чём не думай. И тогда ты скоро поправишься и сможешь ходить.
    — Что ты сказала? — вдруг поднял голову удав.
    — Я говорю, ты поправишься и сможешь ходить! — повторила мартышка.
    — Нет! — сказал удав печально. — Я никогда не смогу ходить.
    Мартышка перепугалась. Она посмотрела на удава, и ей показалось, что ему стало гораздо хуже.
    «Надо сейчас же найти слонёнка и попугая, — подумала мартышка. — Надо их найти и привести. Они что-нибудь придумают. Слонёнок ужасно умный. И попугай тоже ужасно умный. Они оба ужасно умные. Просто один другого умней…»
    — Удав, — сказала мартышка, — я сейчас убегу, а потом прибегу обратно. Ты пока лежи. Лежи и не огорчайся. Это у тебя не очень страшная болезнь. Даже совсем не страшная. Я эту болезнь знаю. Я сама ею три раза болела. Даже четыре. И каждый раз выздоравливала. И ты тоже выздоровеешь! Обязательно поправишься. И сможешь ходить.
    — А я тебе говорю, что я никогда не смогу ходить! — твёрдо сказал удав. — Никогда!!!
    — Ну что ты… Что ты? — попятилась от удава мартышка. — Я… Я… Сейчас. Ты лежи, а я… Я сейчас.
    И мартышка помчалась изо всех сил. Она побежала искать попугая и слонёнка.
    Слонёнок и попугай не знали, что мартышка их ищет. Они шли по лесу и мимоходом играли в интересную игру.
    Слонёнок и попугай играли в проблемы. Это такие специальные загадки. Слонёнок ставил проблемы, а попугай их разрешал. Или не разрешал. Когда как.
    — Почему вода в ручье течёт всегда в одну сторону, а назад никогда не течёт? — ставил проблему слонёнок.
    — А зачем ей течь назад? — удивлялся попугай. — Мимо того, что позади она уже один раз протекала. Она знает, как там — позади. Ей теперь интересно посмотреть, что впереди.
    Слонёнок всё спрашивал и спрашивал, а попугай всё отвечал и отвечал, и в конце концов слонёнок сказал:
    — Мне, попугай, теперь почти всё понятно. Мне теперь только одно непонятно: откуда ты, попугай, всё знаешь?
    — Да уж знаю! — сказал попугай.
    — Всё, всё?
    — Всё! Всё!
    Вокруг слонёнка и попугая лежали орехи, которые созрели и попадали с кокосовых пальм. Слонёнок посмотрел на эти орехи и спросил:
    — Попугай, как ты думаешь, сколько тут орехов нападало?
    — Куча! — сказал попугай, оглядевшись по сторонам. — Целая куча нападала.
    — А сколько нужно орехов, — спросил слонёнок, — чтобы получилась куча?
    — Куча — это когда много, — сказал попугай.
    — А много — это сколько?
    — Много — это много.
    — Давай всё-таки разберёмся! — предложил слонёнок. — Десять орехов — это куча?
    Слонёнок подобрал десять орехов и сложил их вместе. Попугай обошёл вокруг десяти орехов и осмотрел их с разных сторон. Потом он залез на орехи и поглядел на них сверху.
    — Да! — сказал попугай. — Десять орехов — это куча!
    Слонёнок подобрал ещё два ореха и положил их отдельно.
    — А два? — спросил слонёнок.
    Попугай подошёл к двум орехам и немножко рядом с ними постоял.
    — Нет, — сказал попугай, — два — это не куча. Что это за куча, когда всего два ореха? Два — не куча!
    Тогда слонёнок взял один орех от десяти и переложил его к двум орехам. Теперь у него с одной стороны получилось девять орехов, а с другой три.
    — Три ореха — это куча? — спросил слонёнок.
    — Три — это тоже не куча, — сказал попугай, — всё равно мало.
    — А девять? — спросил слонёнок.
    — Девять — куча!
    — А четыре? — спросил слонёнок.
    — Не куча.
    — А восемь?
    — Куча.
    — А пять?
    — Не куча.
    — А семь?
    — Куча.
    — Ну, а шесть орехов?
    Спрашивая, слонёнок всё время брал орехи оттуда, где их было больше, и перекладывал туда, где было меньше. И вот теперь перед попугаем лежали две совершенно одинаковые кучки. По шесть орехов в каждой.
    — Не ку … — сказал попугай. — Нет. Ку … Или — не ку?.. Ку, ку! Тьфу! Что ты меня путаешь?! — закричал он.
    — Ничего я не путаю, — обиделся слонёнок. — Ты сказал, что пять орехов — это ещё не куча, а семь — уже куча. Вот я и спрашиваю: шесть орехов — это куча или не куча?
    Попугай немного помолчал, а потом сказал:
    — Нда!
    — Значит, «много» от «мало» никак не отличишь? — спросил слонёнок.
    — Да нет, — сказал попугай, — отличить можно.
    — Как?
    — Очень просто. Мало, — это когда всё съел и ещё хочется. А много — это когда уже больше не хочется.
    И тут из зарослей выскочила мартышка.
    — Как вам не стыдно! — закричала она. — Вы тут сидите, а я вас там ищу!
    — Надо было искать не там, — заметил попугай, — надо было искать тут.
    — Вы тут сидите, — возмущённо сказала мартышка, — а там удава надо спасать.
    — От чего спасать? — удивились попугай и слонёнок.
    — От болезни. Удав очень болен! Он уже никогда, никогда не сможет ходить! — Мартышка всхлипнула. — Он сам сказал!
    — Сам сказал? — испугался слонёнок.
    — Сам! — подтвердила мартышка. — Скорей! Надо что-то делать!
    — Что же мы тут стоим?! — воскликнул попугай. И все трое кинулись бежать.
    Слонёнок, попугай и мартышка примчались к удаву. Удав лежал с закрытыми глазами и совсем не шевелился.
    — Вот он! — закричала мартышка.
    — Тссс! — сказал слонёнок, подходя к удаву на цыпочках. — Больному нужен покой.
    — Ааа! Это вы… — открыл глаза удав.
    — Спокойно! — сказал попугай удаву. — Не нервничай! Не переживай! Сейчас мы что-нибудь придумаем!
    — Но… — удав попытался поднять голову.
    — Тебе разговаривать вредно! — перебил его слонёнок.
    — Очень вредно! — крикнула мартышка.
    Она схватила пучок травы и сунула удаву в рот. Чтоб он не разговаривал, раз это ему вредно.
    — Ммму! — сказал удав и попробовал выплюнуть траву, но у него не получилось.
    — Возможно, он перегрелся, — сказал попугай, разглядывая удава. — На солнце.
    — Тогда его нужно отнести в тень, — высказал своё мнение слонёнок.
    Мартышка схватила удава и оттащила его в тень, под дерево.
    — Но он мог и простудиться! — вдруг предположил попугай.
    — Тогда нужно вынести его на солнце! — высказал слонёнок своё другое мнение.
    Мартышка быстренько перетащила удава обратно на солнце.
    Удав в изумлении следил за всем происходящим, но не возражал. Да и как бы он возражал. Во рту у него была трава, и, кроме «Мму», никакие возражения всё равно не выговаривались.
    — Но возможно, он всё-таки перегрелся, а не простудился, — заметил попугай.
    — Тогда ему нужно в тень! — твёрдо сказал слонёнок.
    Мартышка потащила удава в тень.
    — Но может быть, простудился, а не перегрелся? — задумался попугай.
    — Тогда на солнце! — сказал слонёнок. Мартышка вздохнула и потащила удава на солнце.
    — Нет! — сказал попугай. — Всё-таки перегрелся!
    — Или простудился! — добавил слонёнок. Попугай и слонёнок заспорили. «Перегрелся!» — говорил один. «Нет, простудился!» — возражал другой. «Перегрелся!» — «Простудился!» — «Простудился!» — «Перегрелся!»
    Мартышка бегала с удавом туда-сюда, пока трава, которая была во рту удава, наконец не вытряхнулась. Тогда удав вырвался и закричал:
    — Кто перегрелся? Кто простудился?
    — Ты! — сказал ему попугай.
    — Я? — поразился удав. — Когда?
    — Недавно, — сообщил слонёнок.
    — А почему я этого не заметил? — спросил удав.
    — Ты заметил! — напомнила ему мартышка. — Ты сам сказал, что уже никогда не сможешь ходить!
    — Правильно! — крикнул удав. — Я никогда не смогу ходить.
    — Потому что ты очень болен! — добавила мартышка.
    — Нет! — сказал удав. — Я никогда не смогу ходить не потому, что я болен. Я никогда не смогу ходить, потому что я вообще не хожу. Я ползаю.

  5. #5
    Moderator Lampada's Avatar
    Join Date
    Oct 2004
    Location
    СССР -> США
    Posts
    17,620
    Rep Power
    31
    RussianDVD.com - Audio Stream -


    Привет мартышке
    У мартышки было плохое настроение. Поэтому она сидела на финиковой пальме и ела финики. Чем больше она их ела, тем лучше у неё становился аппетит. Но настроение почему-то не улучшалось. Мартышке было вкусно, но грустно.
    И тут мартышка увидела слонёнка. Слонёнок тоже увидел мартышку и крикнул:
    — Мартышка! Удав передавал тебе привет!
    — Спасибо! — сказала мартышка. Она слезла с пальмы, вытерла ладошки о траву и протянула руку: — Давай!
    — Что? — не понял слонёнок.
    — Как что? — удивилась мартышка. — Привет. От удава. Давай его сюда.
    — А у меня, — сказал слонёнок, — его нет.
    — А где он? — заволновалась мартышка. — Куда ты его дел?
    На всякий случай мартышка заглянула слонёнку за уши, но там, за ушами, никакого привета действительно не было.
    — Ты его потерял! — закричала мартышка. — Признавайся, ты его потерял, да?
    Слонёнок хотел что-то сказать, но так ничего и не сказал, потому что не знал, что ему говорить.
    — Ну вот! — всплеснула руками мартышка. — Я сижу и жду самый нужный привет, а он его потерял! Где ты его потерял?
    — Не знаю.
    — «Не зна-а-ю»! — передразнила мартышка слонёнка. — Показывай, где ты бежал?
    Мартышка и слонёнок стали искать привет. Они заглядывали под листья и шарили в кустах.
    — Какой он был, мой привет? — крикнула мартышка слонёнку, раздвигая траву и разглядывая землю, на которой, к сожалению, ничего не было. То есть там были разные муравьи и камешки, но не было привета.
    — Сейчас, сейчас вспомню, — наморщил лоб слонёнок, — вот… удав сказал: передай от меня мартышке большой привет!
    — Большой! — ахнула мартышка, и ей стало ещё обидней. Потому что даже когда что-нибудь маленькое потеряешь — и то обидно, а уж когда большое…
    И тут перед мартышкой и слонёнком появился попугай. Он сразу догадался, что мартышка и слонёнок что-то ищут.
    — Потеряли? — спросил попугай. — А тут искали? — попугай деловито заглянул за ближайший кустик.
    — Искали! — вздохнул слонёнок.
    — А там? — попугай заглянул за соседнее дерево.
    — Там не искали! — с надеждой кинулась за попугаем мартышка.
    Попугай бежал по лесу и быстро заглядывал за все деревья подряд. Мартышка бежала за ним и на всякий случай ещё раз заглядывала за те же самые деревья. А слонёнок плёлся позади и никуда не заглядывал, потому что шёл, виновато опустив голову. Зато он смотрел под ноги.
    — Тут нет! И тут нет! И тут! — говорил попугай, не пропуская ни одного дерева. Потом он остановился и спросил: — А что мы ищем?
    — Привет! Привет ищем! — объяснила мартышка.
    — Так! — сказал попугай, которому сразу стало совершенно ясно, что ему ничегошеньки не понятно. — Давайте рассказывайте, с чего всё началось?
    — Удав передал мартышке привет, — начал слонёнок.
    — Что же ты без подробностей рассказываешь? — перебил слонёнка попугай. — Ты подробности тоже рассказывай. От кого удав передал мартышке привет?
    — От себя! — сказал слонёнок.
    — Он его нёс-нёс… — стала рассказывать мартышка, — нёс, нёс, нёс, нёс, нёс, нёс… И не принёс! А привет был большой! А он его потерял! И не знает где…
    — Видишь ли, мартышка, — задумчиво сказал попугай, — привет, особенно большой привет, — это такая штука, что, если его потеряешь, лучше и не искать. Мы сделаем так. — Попугай повернулся к слонёнку — Слонёнок, беги к удаву и попроси у него ещё один привет. Для мартышки! Понял?
    Слонёнок, конечно, сразу всё понял и помчался к удаву.
    Удав лежал на полянке среди красивых белых ромашек и грелся на солнышке.
    — Слонёнок! — обрадовался удав. — Ты только посмотри, нет, ты лучше только понюхай, какие прекрасные ромашки! Ты только понюхай и сразу поймёшь, какие они прекрасные!
    — Очень прекрасные, — сказал слонёнок, которому хотелось поскорей перейти к делу. — Удав, — начал слонёнок, — ты можешь…
    — Могу! — воскликнул удав.
    — У тебя есть… — опять начал слонёнок.
    — Есть! — закричал удав. — Есть! У меня всё есть, и я всё могу, потому что у меня сегодня прекрасное настроение.
    — А ты не передашь…
    — Передам! — воскликнул удав.
    — …мартышке ещё один привет? — наконец договорил слонёнок.
    — Пожалуйста! — согласился удав. — С удовольствием!
    Тут удав взмахнул хвостом так, как будто у него была шляпа и он её снял, а потом немножко ею помахал.
    — Слонёнок, — сказал удав, — передай от меня мартышке ещё один привет!
    — Большой? — спросил слонёнок.
    — Огромный! Горячий! — Удав ещё раз взмахнул шляпой, которой у него не было.
    — Спасибо! — обрадовался слонёнок и помчался обратно.
    Мартышка и попугай ждали слонёнка с большим нетерпением.
    Наконец они услышали, что слонёнок бежит. Они услышали ещё издалека, потому что слонёнок торопился и бежал очень громко.
    — Ну? — кинулась к слонёнку мартышка. — Как? Передал?
    — Пе-пе-пе-передал! — выдохнул слонёнок. — Удав передал тебе ещё один привет!
    — Ура!!! — закричала мартышка.
    — А какой привет он передал? — спросил попугай. — Большой или маленький?
    — Большой! — сказал слонёнок. — Огромный! И горячий!
    — Ой! — обрадовалась мартышка. — Горячий! Горячими я их больше всего люблю, эти приветы. Ну, скорей, скорей, — запрыгала она вокруг слонёнка, потирая руки. — Давай его скорей, пока он не остыл!
    — А… — запнулся слонёнок и посмотрел на попугая. Потом он посмотрел на мартышку и сказал: — Ооо! Эээ!
    — Ой! Слонёнок! — испугалась вдруг притихшая мартышка. — Почему ты опять мне его не даёшь?
    — А я… — тоже очень тихо сказал слонёнок, — а я… а я его тебе уже дал.
    — Когда? — поразилась мартышка.
    — Вот сейчас.
    — Ничего ты мне не давал! — закричала возмущённая мартышка и показала попугаю пустые руки.
    — Не давал! — решительно подтвердил попугай. — Я видел!
    — Аааа, — набрала воздуху мартышка, — аааа, — набрала она ещё больше воздуху. — Ааа, — набрала она воздуху ещё немножко, совсем чуть-чуть, потому что больше воздух в ней не помещался… — Ты!!! — закричала мартышка так громко, что даже попугай испугался, а не только слонёнок. — Ты!!! Ты!!! Ты его опять потерял?!!
    — Потерял! — подтвердил попугай и подумал, как было бы ему, попугаю, сейчас страшно, если бы это не слонёнок, а он, попугай, потерял мартышкин привет.
    — Нет, нет, — оправдывался слонёнок, — я его не терял. Я его, я его… кажется… кажется…
    — Тебе кажется… — всхлипнула мартышка, — тебе кажется! Тебе всё время кажется…
    — Ну, — сказал слонёнок, — я… я сейчас побегу и попрошу у удава ещё один привет!
    — Нетушки! — перебила слонёнка мартышка. — Теперь я сама пойду! Сама!
    — Правильно! — сказал попугай.
    Удав лежал на той же самой полянке, среди тех же самых ромашек и в том же самом прекрасном настроении.
    Мартышка, попугай и слонёнок вышли на полянку и направились прямо к удаву.
    Мартышка шагала впереди всех, потому что она чувствовала себя обиженной и была возмущена.
    Слонёнок шёл позади всех, потому что он был смущён и чувствовал себя ужасно неловко. А попугай шёл посередине.
    Друзья подошли к удаву, и мартышка уже открыла рот, но попугай её остановил.
    — Мартышка, — сказал попугай, — будет гораздо лучше, если с удавом поговорю я.
    — Почему ты?
    — Потому что слонёнок виноват и ему лучше помалкивать. А тебе, мартышка, тоже лучше скромно помолчать, потому что ты потерпевшая.
    — Ничего подобного! — сказала мартышка. — Я не собираюсь терпеть. Наоборот!
    — Тем более! — сказал попугай и повернулся к удаву. — Удав! Ты передавал мартышке два привета? Не так. ли?
    — Как же! Помню! Передавал! — согласился удав, который с большим интересом выслушал разговор попугая и мартышки.
    — Удав, — сказал попугай очень красивым грустным голосом, — мартышка их не получала!..
    — Не получала! — всхлипнула мартышка.
    — …потому что кое-кто их потерял! — продолжил попугай голосом тоже красивым, но уже не грустным, а возмущённым.
    — Кое-кто? — удивился удав.
    — Да! Кое-кто! — сказал попугай очень благородным голосом. — Не будем называть кто, хотя это был слонёнок!
    Слонёнок глубоко вздохнул и переступил с ноги на ногу.
    — Удав! — спросил попугай обыкновенным голосом. — Может быть, у тебя найдётся для мартышки ещё один привет?
    — Для меня! — попросила мартышка.
    — Ну конечно, найдётся! — обрадовался удав. — Пожалуйста, мартышка, вот тебе мой привет!
    И удав взмахнул хвостом и, размахивая несуществующей шляпой, воскликнул:
    — Приветствую тебя, мартышка! Приветствую тебя! Приветствую!
    Некоторое время все молчали. Мартышка и попугай смотрели во все глаза, а слонёнок на всякий случай даже принюхался. Но всё равно никто ничего не заметил.
    — Ну вот, мартышка, — сказал довольный удав, — теперь у тебя есть мой привет.
    — Теперь у меня есть твой привет? — недоверчиво переспросила мартышка.
    — Есть! — кивнул удав.
    — Но я… — закричала мартышка, — но я его не чувствую!
    В отчаянье мартышка стала ощупывать себя с разных сторон. Она заглядывала себе за спину и справа, и слева, и даже нагнулась посмотреть, нет ли чего под пятками.
    — Не чувствую! — крикнула она ещё раз. — Когда мне дают банан или кокосовый орех, я их чувствую! А твой привет — нет. Нигде!
    — Мартышка, — удивился удав, — привет — это совсем не то, что банан или кокосовый орех. Это же гораздо лучше. Не может быть, чтобы ты его не чувствовала.
    — Честное слово, ни вот столечко не чувствую! — сказала ужасно огорчённая мартышка.
    — Обидно! — сказал удав. — Понимаешь, мартышка, у меня сегодня прекрасное настроение! Когда я передаю тебе привет, я делюсь с тобой хорошим настроением! Попробуем ещё раз! — И удав опять взмахнул отсутствующей шляпой: — Приветствую тебя, мартышка!
    Мартышка замерла. Она не шевелилась. Она слушала, как там, у неё внутри.
    — Разве у тебя не прибавилось хорошего настроения? — спросил удав.
    Мартышка вслушивалась, вслушивалась, вслушивалась… И вдруг она услышала!
    — Прибавилось, — прошептала мартышка. — Прибавилось!!! — закричала она изо всех сил. — Прибавилось! Я его чувствую, твой привет! Он тут! — и мартышка прижала руки к животу, где, как она надеялась, у неё бьётся сердце.
    — Поздравляю! — сказал попугай.
    — Ура! — радовалась мартышка. — Ура! Теперь у меня хорошее настроение! Но если бы… — на секунду задумалась мартышка, — если бы ещё те первые два привета не потерялись, — сказала она, — у меня сейчас было бы такое настроение… такое… Ух!
    И мартышка подпрыгнула в воздух и там, в воздухе, перекувырнулась. Два раза.

Similar Threads

  1. бабушка которая играет на гармошке?
    By garmonistka in forum Penpals and Language Exchange
    Replies: 5
    Last Post: November 4th, 2009, 10:15 PM
  2. Григорий, Георгий
    By TATY in forum Russian Names
    Replies: 3
    Last Post: February 11th, 2005, 11:40 AM
  3. Наша бабушка
    By Ник in forum Говорим по-русски
    Replies: 3
    Last Post: March 18th, 2004, 10:38 PM

Posting Permissions

  • You may not post new threads
  • You may not post replies
  • You may not post attachments
  • You may not edit your posts
  •  


Russian Lessons                           

Russian Tests and Quizzes            

Russian Vocabulary